Псковский рубеж.

Несвоевременные указы высшего командования в военный период 1941 года не только не помогали, но наоборот очень мешали вести нормальные боевые действия, что оборачивалось неимоверными жертвами. Примером тому может служить оброна на Псковском рубеже. К концу 1941 года обстановка в полосе Северо-Западного фронта оставалась тяжелой. Стало ясно: оборону по правому берегу Западной
Двины не удержать. На подступах к Ленинграду в направлении Псков-Луга еще было возможность создать два сильных оборонительных рубежа. Первый - по правому берегу реки Великой. Второй - по реке Луге. Ставка Главнокомандования 29 июня отдала приказ на подготовку обороны по рубежу реки Великой. Для усиления войск в предстоящей полосе обороны из резерва выделялись 41-й стрелковый и 1-й механизированный корпус. Полагали, что эти соединения на подготовленных позициях  прочно прикроют ленинградское направление. 30 июня командующий С-З фронтом отдал приказ на отход войск в укрепрайоны. Ведя тяжелые арьеградные бои, соединения и части преступили к выполнению задачи. Но в первом часу ночи 2 июля Военным Советом был отдан новый приказ - с утра перейти в наступление. 

В этот же день генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, командовавший Северо-Западным фронтом, отдал приказ войскам отойти с рубежа реки Западная Двина и занять Островский, Псковский и Себежский укреп-районы. Сталин, как только ему доложили об этом шаге командующего,
немедленно отстранил генерала от должности. Новому командующему фронтом генерал-майору П. П. Собенникову передали приказ Сталина: "Восстановить прежнее положение: вернуться на рубеж реки Западная Двина". Отступающие в беспорядке войска, получив новый приказ, оказались не в состоянии ни наступать, ни обороняться. Противник, почувствовав неразбериху, нанес удар в стык 8-й и 27-й армий и прорвал фронт... Эти сообщения не прибавили уверенности Председателю ГКО/который никак не мог обрести не только душевного равновесия, но и нащупать правильную линию поведения, ту, которая могла бы придать органам стратегического управления так нужные в те драматические дни уверенность, последовательность и продуманность.

Войскам армии было отдано боевое распоряжение о прекращении отвода и переходе в наступление в целях разгрома противника, восстановления обороны по рубежу реки. Даугава и овладения Ригой. Соединениям 8-й армии были поставлены следующие задачи: 10-му стрелковому корпусу овладеть Ригой; 11 -му стрелковому корпусу занять район Огре, Кокнесе; 12-му механизированному корпусу во взаимодействии с частями 27-й армии разгромить крустпилсскую группировку противника и выйти к реке Даугава. Для выполнения задачи армия усиливалась 181-и и 183-й стрелковыми дивизиями.

Быстрая и неожиданная для войск смена задач без какого-либо учета времени, имевшегося для их выполнения, привела к тому, что 2 июля соединения и части армии оказались в движении и были не в состоянии ни обороняться, ни наступать. Возникшей дезорганизацией в действиях наших войск воспользовался противник. В 5 часов он нанес быстрый сильный удар встык 8-й и 27-й армиям. Направление на Остров оказалось непрекрытым и 4 июля части противника подошли к реке Великой. В это время части Красной Армии спешно выдвигались на укреп. позиции около Острова и в самом городе. 4 июля вверенный Рейнхарду 41-й танковый корпус, возглавляемый 1-й танковой дивизией в авангарде. 4 июля противник беспрепятственно преодолел реку Великую и вышел на южную окраину Острова. Наши войска не смогли противостоять врагу и проявив растерянность они поспешно оставили позиции. При этом ни железнодорожный, ни шоссейный мосты не были взорваны Советскими войсками. В тот же день из штаба Северо-Западного фронта поступил приказ вернуть Остров. Для выполнения этой задачи сюда были напрвлены только что прибывшие из центральных районов России части, плохо обученные и не имевшие достаточного количества боеприпасов. Однако командующий фронтом приказал с рассветом 5 июля уничтожить вражеские части в районе Острова. В спешке не было организовано взаимодействие между нашими соединениями. Дважды врывались советские танкисты в город, но без поддержки пехоты удержать его не смогли. Уже 6-го июля силами танковой дивизии наши части были потеснены на северную окраину Острова, при этом немцы в районе Острова потеряли более 140 танков. Сразу под угрозой сдачи противнику оказался и Псков. Основные танковые силы противника были направлены на Порхов и Псков. В том же направлении отступала из Эстонии 28-я танковая дивизия, имевшая всего 150 человек и 10 танков. Она получила задание закрепиться в районе реки Черехи по линии шоссе Псков-Остров. Для усиления танковой дивизии сюда были направлены мото-стрелковый полк и минометная батарея. А в районе между шоссе и рекой Великой расположились 118-я и 111-я дивизии. Таким образом, командованию казалось, что по реке Великой создано значительное укрепление и Псков может сыграть определенную роль в сдерживании наступления врага.

Но в результате ночного боя с 7-го на 8-е июля немцам удалось прорваться по шоссе и выйти к южной окраине Пскова в районе Крестов. Это создало реальную угрозу окружения тех частей, которые находились за Великой. Генерал Н.М.Гловацкий обратился в штаб корпуса с просьбой разрешить отвод войск из-за реки в город, но получил отказ. Однако, видя безвыходное положение, части начали отступать к городу, но уже не успели перейти по мостам которые были взорваны. Переправляясь на подручных средствах через Великую дивизии понесли значительные потери в людской силе и боеприпасах. Пройдя центральную часть города, командиры дивизий приняли решение отступать по расходящимся линиям: 118-я на Гдов, а 111-я на Лугу. Взятие Пскова на одни сутки задержал лишь подрыв мостов на реке Великой. Сумятица в действиях войск повлияла на их дальнейшее беспорядочное отступление. Kомдив 118-й дивизии Николай Михайлович Гловацкий 6 июля 1941 года был осужден Военной коллегией Верховного суда “за сдачу немцам города Пскова”. Город был сдан практически без боя, оборонительная линия по реке Великой и по старой государственной границе не дала ожидаемого результата. Но это была вина не одного человека, а результаты ошибок и просчетов, котрые были свойственны первому периоду войны: техническое превосходство противника в воздухе, отсутствие связи между частями, неумение вышестоящего командования правильно оценить обстановку. События на псковско-новгородском направлении во многом предопределили ход боевых действий под Лугой. За короткий срок войска не смогли подготовить нормальное сопротивление. В конечном итоге это также привело к неоправданным большим потерям войск и оставлению выгодного оборонительного рубежа. Неудача под Псковом значительно приблизила час трагедии Ленинграда. Командование немецкой танковой группы отвело для наступления 41 тк большую дорогу на Остров, 56 тк повернул резко на восток на Себеж-Опочка. 11 июля 3 мд взяла Порхов, а 8 тд должна была продвигаться через Сольцы, чтобы захватить переход через реку Мшага у ее впадения в озеро Ильмень.


                                              [ назад ] [ на главную ]

купить картриджи
Сайт управляется системой uCoz